Звонок по России 8 (383) 227-71-13
Ваш город Москва
Мы в соцсетях
Поиск
0%

Семейное устройство

Хочу, чтобы они верили в себя и знали свои корни

Семья Маколкиных – не совсем обычная. Во-первых, многодетная. Во-вторых, кровно-усыновительско-опекунская, что, при всей сложности формулировки, никак зримо не проявляется в их обычных делах, заботах, радостях, в детско-родительских отношениях… Это просто полноценная, дружная, уважающая и старых, и малых семья.

Хочу, чтобы они верили в себя и знали свои корни

Семья Маколкиных – не совсем обычная. Во-первых, многодетная. Во-вторых, кровно-усыновительско-опекунская, что, при всей сложности формулировки, никак зримо не проявляется в их обычных делах, заботах, радостях, в детско-родительских отношениях… Это просто полноценная, дружная, уважающая и старых, и малых семья.

Если говорить об особенностях, то они, конечно, есть, но не совсем те, которые можно было бы ожидать. К примеру, дети учатся дома, а не в школе, чем счастливы и вполне успешны. Это, безусловно, дополнительно «нагружает» родителей, прежде всего маму, потому что глава семьи – на работе, но зато «держит в тонусе». Впрочем, лучше обо всем рассказать не спеша. Как говаривал старина Фамусов, с чувством, толком, расстановкой.

Сами супруги Маколкины, Вера Николаевна и Юрий Николаевич, из обычных, не многодетных, семей. Но с довольно юного возраста Вера Николаевна  внутренним оком видела себя мамой большого семейства. Муж, военный по профессии, тоже был не против такой перспективы, хоть и жилплощадь у семьи имелась скромная, и лишних денег не водилось.

С разницей в два года друг от друга в семье появились сначала мальчик, а потом пара девчонок. Троица росла дружной, беспроблемной, мама даже не может припомнить какой-то хоть мало-мальски тревожной истории из периода их «переходного» возраста. Тишь да гладь…

С перерывом более чем в десять лет в семье родился еще один мальчик, Данил. И вот тут родители призадумались: все внимание – ему, игрушки, вкусности – пожалуйста… Так недолго и эгоиста вырастить. Решение взять из детского дома ребенка близкого возраста, какое-то время вызревало. Надо ведь было не только собственный ресурс оценить, но и убедиться, что вся большая семья примет маленького человека: не только дети, но и тети-дяди, бабушки-дедушки.

- С мужем я начала поговаривать на эту тему, когда младшему исполнилось пять. Заводила разговор, фотографии в журналах показывала… И, оказывается, убедила. Помню, как это выяснилось. На даче сидели, ягоды собирали. Дети все пошли на пляж, мы одни на участке остались. Он подходит и говорит: «Ну что ты там говорила про усыновление? Я тут подумал…» - хорошо, что я сидела в тот момент, а то бы упала. Год ему понадобился, чтобы дозреть…

 

Ну что ты там говорила про усыновление? Я тут подумал…

— Маколкины пошли на курсы подготовки родителей. Много чего услышали, прочли, узнали, но не испугались, а только укрепились в своем решении.

- Мы сразу собирались брать не малыша, а шестилетку - в пару сыну, которому шел тогда уже седьмой год, - рассказывает Вера. - Я не заморачивалась ни внешностью, ни совпадением по характеру или темпераменту… Наверное, полагалась на внутренне чувство. Мы как-то особенно и не искали даже… 

Она просматривала информацию о детях в региональном банке данных, когда в кабинет вошла женщина из Кировской опеки. Услышав обрывок разговора, откликнулась: «Возьмите мальчишку! У нас такой хороший паренек есть…»

Вера Николаевна посмотрела на фото: насупился и взгляд исподлобья, в котором читались недоверчивость, отторжение… Но она не стала опираться на первое впечатление, и решила встретиться с мальчиком. В то время Банк данных как правило состоял из таких же фотографий: невыразительных, серых, не отражающих личность ребенка. Со временем пополнять банк данных стали фотографы-волонтеры из благотворительных фондов, которые общались с детьми, старались их разговорить, чтобы сделать симпатичный портрет с живыми эмоциями, не «казенный». 

Влад пробыл в детском доме порядка девяти месяцев. Это как беременность и жизнь заново. Не знаю, было ли у мальчугана ощущение, что мир повернулся какой-то новой стороной, но к чужим людям, которые почему-то проявили к нему интерес, он как-то сразу проникся. Позже Маколкины узнали, что мальчика уже не единожды изымали у пьющей мамы, помещали в приют, она через какое-то время «бралась за ум», забирала и дальше все шло по кругу. Он не был ее первым ребенком. Старшие сестры уже стали взрослыми и жили отдельно.

Когда ребенку не комфортно, он часто болеет. Вот и Влад без конца хандрил: то кашель, то насморк… Даже аденоиды вырезали. Так было и в их первую встречу с Верой Николаевной - простывашка. Она и забрала-то его домой из больницы, не желая больше ждать, пока окончится судебная канитель по усыновлению и временно оформив опекунство. 

Он сразу согласился?

— спрашиваю Веру.

- Не поверите: просил поскорее закончить оформление бумаг. И мамой в первый раз меня назвал еще там, в больнице. Он после наркоза глаза открывает – я сижу рядом. Не удивился нисколько, просто сказал: «Мам, забери меня отсюда!»

Семья тем временем всерьез готовилась к пополнению: беседы за круглым столом, индивидуальные откровения... Это вообще было время перемен. Старшая дочка собиралась замуж, но пока жила под отчим кровом. В двух комнатах - шесть человек. Зато морально были готовы все. Старшие новость восприняли спокойно: в семье Маколкиных вообще принято уважать решение друг друга. С младшим все тоже, казалось, было благополучно, хотя полной уверенности быть не могло – ребенок все-таки.

Пока общение ограничивалось встречами на нейтральной территории, ревности не возникало, ни к маме с папой, ни к вещам, ни к игрушкам. И вот все изменилось. Новичок стал осваивать новую территорию, пытаясь понять, действительно ли эта семья может стать ЕГО СЕМЬЕЙ, а значит и дом – его домом. И вот тут младший, переставший быть таковым, и потерявший часть своих привилегий, вполне естественно «забыв» все, что говорили про способность  уступать и делиться, стал отстаивать свои права.

Они были очень разные по темпераменту. Один – задумчивый, весь в себе, другой – живчик, в любой компании «свой парень». Знайка и шалопай. Ох и Ах. И все же общее нашлось – любовь к конструированию. Только Даня, окончивший первый класс, любил сложный, крупный конструктор, а Влад оказался без ума от лего. Стали строить вместе. А потом и во дворе вместе гулять, и на великах, и на роликах… 

Люди, далекие от замещающего родительства, вряд ли поймут, о чем вопрос: «Когда произошел момент осознания, даже не на ментальном, а на чувственном, тактильном уровне: он – мой?» Приемный родитель заглянет себе в душу и ответит не спешно, словно пролистав историю своего родительства. 

- Года три, наверное, прошло… Я даже сейчас еще порой ловлю себя на этой мысли..

— говорит Вера Николаевна. 

Дети безошибочно считывают невербальные сигналы. Они не могут нормально жить, расти, развиваться если не ощущают, что все члены семьи их принимают. Они словно транслируют: можете поругать меня, даже наказать, все это не страшно, если я ощущаю, что дорог вам. Это значит – у меня твердая почва под ногами. Значит можно не оглядываться назад, и не бояться будущего, а просто… жить.

Мальчишки активно включены в спорт – оба занимаются каратэ, не отлынивают от мужских забот по дому: прикрутить, забить, отремонтировать. Вместе с отцом порой выезжают на рыбалку, хотя Владу это занятие, требующее выдержки и сосредоточенности, не очень по характеру. Оба успешно учатся: Данил – в девятом, Влад – в седьмом классе. Хорошисты. Они давно уже не младшие в семье, теперь на этих ролях две озорные девчонки.

Приемная семья Маколкиных (4).JPG
Фото из семейного архива Маколкиных

Заботы профессиональной мамы

В нашу жизнь входит новый термин – «профессиональная мама». Не вдаваясь в тонкости, отметим лишь, что происходит он от слова «профессия». Так, как правило, называют очень опытных приемных мам, которые успешно воспитывают большое число девчонок и мальчишек.

Мне ближе другое определение: не профессиональная мама, а … мама-профессионал. Это – несколько иное. Такая мама может быть и не приемной, и не очень многодетной… Ее отличает не количество ребятишек, а степень проникновения в роль родителя. Мама, находящаяся постоянно в процессе саморазвития, самообразования, словом, «растущая» вместе с каждым из своих детей. И Вера Маколкина, очень хороший пример.

Своих первенцев Вера воспитывала не только с любовью, но и с умом: максимально загружала различными занятиями, творческими, спортивными, приучала к чтению, развивала в них познавательные способности, трудолюбие, чувство ответственности… Когда дети подросли, соскучилась по профессии. В перерыве между старшенькими и Данилом она работала педагогом в школе, а когда родился младший, постаралась как можно больше времени быть с ним рядом.

В три года Данил пошел в детский сад и мама тоже – работать. Еще одно высшее образование она получила «без отрыва от производства». Логопед – не только интересная, но и чрезвычайно востребованная профессия. Многим детям, имеющим неврологические диагнозы, задержку развития, проблемы с речью, требуется его помощь. А если судить по проблемам, которые возникают в начальной школе у самых обычных детей, то его потенциальная аудитория еще шире.

Данил рос, мама росла как профессионал, имея широкую практику, помогая маленьким говорунам ставить сложные звуки, решать проблемы с дисграфией, дислексией и т.д. Так что, когда в семью пришел Влад, у которого наблюдалась педагогическая запущенность, мама трудностей не испугалась, знала, что и звуки поставит, и с грамотностью все будет в порядке.

К тому времени она уже ушла из государственной системы образования, открыв частную практику. «Народная молва» создала е хорошую репутацию -  имена хороших специалистов и сегодня передаются от мамы к маме, разве что порой не «из уст в уста», а через родительские форумы и чаты.  К логопеду Маколкиной обращаются со сложными случаями. Частная практика позволяет специалисту, не связанному нормативами и жесткими временными рамками госучреждений, полноценно поработать с конкретным ребенком, это с одной стороны. А с другой – она может распоряжаться своим днем и достаточное количество времени отдавать семье.

Сегодня Вера Николаевна – не только логопед, но и педагог-универсал для своих детей. Некоторое время назад, убедившись, что атмосфера в сегодняшней школе, как в среднем, так и в младшем звене, вынуждает ребенка постоянно испытывать стресс, она приняла ответственное решение – перевести мальчишек на домашнее обучение.

Приемная семья Маколкиных (5).JPG
Фото из семейного архива Маколкиных

Одна за другой

Минули три года с того момента, как в семье появился Владик, и снова родители ощутили то неуловимое чувство, которое подсказывает: детки взрослеют, а хочется снова слышать в доме задорный смех дошколят… Девчонок, хоть они и не кровные сестры, Вера Николаевна и Юрий Николаевич взяли одну за другой с временным разрывом в три месяца, потому что Альфия лежала в больнице.

Едва обустроившись в новой, более просторной квартире, Вера занялась сбором документов. Почему хотела сразу двоих? По тем же мотивам: чтобы не избаловать, чтобы заботились друг о друге, делились, уступали… Однако, довольно скоро опытная мама поняла, что психологи были правы: стоило поступить иначе: дать достаточное время на адаптацию одной дочке, и только потом брать вторую. Соне на тот момент было 2 года 4 месяца, а Альфие - три с половиной.

- Пока Соня была одна – адаптация шла спокойно, но как только появилась Альфия, тем более, что она на годик постарше, они стали все крушить на пару...

— с улыбкой вспоминает Вера Николаевна.

– Мы шума не боимся!  Когда шум, это нормально, у нас по-другому и не бывает. Вот бабушки у нас долго не выдерживают в гостях…

Не припомню, встреча ли я приемную семью, где бы не было никакой живности. Любая мама скажет, что хвостатые помощники – ее палочка-выручалочка. Самый естественный релакс для ребенка, переживающего сомнения, тревоги – погладить кота, побегать с собакой, потискать, к себе прижать, порой до истошного писка…

Альфия (ее в семье зовут Арина) рассказывает мне о вкусовых предпочтениях чихуахуа, секретничаем о том, который из котов спит у нее в ногах ночью, а какой днем кровать охраняет. Тут же переключается на рассказ о тренировке по каратэ, с которой она только что прибежала:

- Как обычно: растяжку делали, удары отрабатывали… Потом спарринг был, только мне пары не хватило: у нас девчонок мало, в основном мальчишки, так что я грушу била.

По словам мамы, Арина по сей день остается «крепким орешком» и, скорее всего, так будет по жизни: с ней никогда не будет просто. Она пришла в семью в три с половиной года, в возрасте, когда эмоциональная сфера ребенка, ее отношение к другим людям, к миру, возможности формирования привязанностей, уже сложились в крепкий характер. 

Приемная семья Маколкиных (3).JPG
Фото из семейного архива Маколкиных

Девочка родилась в тюрьме. Через какое-то время дедушка оформил опеку и она росла в доме прабабушки, в окружении своей очень возрастной родни. Прошло немного времени и дедушка умер, а прабабушке, в силу преклонного возраста, ребенка уже не доверили. К тому же девочка от мамы получила туберкулез, потому Вера Николаевна и забирала ее из туберкулезного диспансера.

Не так много людей в глазах Арины имеют авторитет. Как многие дети из замещающих семей, она частенько проверяет близких на «крепость уз», на «слабо». Потому, признается Вера, с ней слабинку давать нельзя, постоянно надо находиться в тонусе: заботу и ласку уравновешивать разумной строгостью, приучением к ответственному поведению.

Школа - дома

Около года мама занималась с девчонками сами и, только почувствовав, что они уже достаточно адаптировались в новых условиях, успокоились, повела малышек в детский сад. С воспитателями сложился хороший контакт и в целом атмосфера оказалась доброжелательной. Вера Николаевна считает, что другие родители не знали о статусе девчонок, их принимали как самых обычных семейных детей. Соня и сегодня еще ходит в детский сад, а вот Арине пришло время пойти в школу. Точнее, начать обучение.

Трое школьников семьи Маколкиных не ходят ежедневно в школу, как их ровесники. Решение перевести детей на домашнее обучение для Веры Николаевны было продуманным, взвешенным и не случайным. Имея большой не только родительский, но и педагогический опыт, она вполне могла рассчитывать на себя, но отталкивалась, конечно же, от потребностей детей, их душевного комфорта и их желаний.

Я напрямую спросила девятиклассника Данила, нравится ли ему обучаться на дому и не скучает ли по одноклассникам.

- Дома учиться лучше, более свободно планируешь время, можно выбирать расписание. И… не надо подстраиваться под педагогов, это важно! А с ровесниками я общаюсь в свободное время, а также на тренировке, на курсах.

Что касается любимого предмета, то в настоящий момент для Данила это русский язык. «В настоящий момент» это важное уточнение, потому что подросток изучает школьные предметы не так, как в классе: 6 разных уроков в день, а – курсами. Месяц – один предмет. Сдал экзамен или написал, контрольную, реферат – приступил к другому.  

На вопрос, что стало главным аргументом в принятии решения о том, чтобы учиться дома, мама-педагог пояснила, что и сама в определенной степени устала от школы, и тем более дети. Постоянное состояние стресса, невысокое усвоение материала, изученного в классе, загруженность… Впрочем, любая мама школьника все это знает.

- В какой-то момент я пришла к выводу, что мне проще самой обучать их дома, чем они сначала в школе отсидят полдня, а потом еще я им буду все дома объяснять заново… 

— говорит Вера Николаевна.

 

На настоящий момент ни мама-педагог, ни сами ученики в этой системе не разочаровались. Напротив, всем очень комфортно. Мама смеется: «У меня теперь «пугалка» есть: будете плохо учиться – вернетесь в школу!»

- Но ведь это требует от мамы постоянно быть «в тонусе», освежать свои знания?!

- Интернет нам в помощь!!! – с улыбкой отвечает Вера. – Совсем без помощи профессионалов, конечно, не обойтись. В этом году Данил начал заниматься на курсах подготовки к ГИА по основным предметам: русский язык, алгебра, геометрия, физика. А с младшими я и сама справляюсь.

Непоседливая Арина показывает мне свои тетрадки. Раскрываю и ахаю: изумительно красивый почерк. Буковки ровные, круглобокие, не скачут, за строчки не вылазят, не теряются… Это – точно мамина заслуга и как логопеда, который помог решить все имевшиеся проблемы и как педагога, который не торопит, не требует лишнего, не перегружает, а спокойно, детально прорабатывает каждую мелочь. А мелочей в этом деле, как известно, нет.

Особенные прописи, которые привлекли мое внимание, Вера Николаевна нашла в интернете, их разработал педагог с особым взглядом на выработку красивого почерка и навыков грамотного письма.

Мои приоритеты

Любимые семейные традиции выстраиваются в такую систему приоритетов: совместные путешествия, традиция готовить друг другу сюрпризы к дню рождения, ну и, конечно, встречи всей большой семьей за общим столом по большим праздникам.

- Семья - это что? Попробуешь сформулировать главные составляющие этого понятия?

- Благополучие, понимание…

- В твоем отношении к членам семьи, что важнее всего? Какие чувства?

- Забота, уважение. Любовь обязательно!

- А насколько важно, по-твоему, уметь прощать обиды, забывать мелкие ссоры, которые порой бывают?

- Конечно важно! Девчонки на меня иногда надуются. Через пять минут я говорю: «Я играть пошел!» А они: «Мы с тобой!» Вы же обиделись? Говорят: «Ну все, мы уже не обижаемся…» - смеется Влад и я очередной раз поражаюсь его безграничной открытости.

Глава семьи. Какой он? Влад говорит: добрый. А еще очень мастеровитый и хозяйственный. 

Он учит меня, как обращаться с разными инструментами. Мне это очень интересно! Мужчина же должен все уметь?

— толи спрашивает, толи утверждает подросток, но его-то точка зрения ясна. 

Есть дети, которые, словно, «впитывают», все то важное и хорошее, что им пытаются дать. Как-будто складывают новые знания и умения в свой «сундучок сокровищ». Что-то – на будущее, а чем-то уже сейчас начинают полноценно пользоваться. По-моему, Влад из таких. А есть ребятишки, которым даешь все то же самое, но по ним не видно: взяли? Усвоили? Приняли? Или им это совсем не нужно? Даже порой кажется, что какие-то родительские усилия просто «ушли в песок». Но, как показывает жизнь, это не так. Просто ребенок более закрытый. Он «взял» нужное ему, и эти навыки ему непременно пригодятся. Так сложилось: в силу индивидуальных особенностей, черт характера ли, темперамента ли он не демонстрирует это сейчас. Словом, «вкладываться в детей по полной» надо всегда.

Приемная семья Маколкиных (9).JPG
Фото из семейного архива Маколкиных

Знаю приемных родителей, которые пуще огня боятся контактов с кровными родственниками ребенка. И все чаще встречаю тех, кто убежден, что сын и дочь должны знать свою историю и людей из их прошлого, которые живы и способны на контакты. Каким окажется этот контакт, предсказать невозможно, но попробовать надо. Маколкины тоже так считают.

- Они должны знать свои корни. Мы поддерживает контакты со всеми родственниками детей, кто этого хочет. Ведь это – возможность для ребенка сложить целостную картину мира. Своего мира…

— говорит Вера Николаевна.