Звонок по России 8 (383) 227-71-13
Ваш город Москва
Мы в соцсетях
Поиск
0%

Беседка психологов

Почему важен приходящий психолог для подростков из детских домов?

Приглашенные психологи проводили занятия по адаптации к взрослой жизни для новосибирских школьников из детского дома № 6 (ныне – центра помощи «Теплый дом»).  

Почему важен приходящий психолог для подростков из детских домов?

22.07.2019

«Мы взрослеем,мы мудреем» - так называется психологическая образовательная программа помощи для подростков, которую фонд «Катрен» поддерживал в течение учебного года. Приглашенные психологи проводили занятия по адаптации к взрослой жизни для новосибирских школьников из детского дома № 6 (ныне – центра помощи «Теплый дом»).

Подростковый психолог Александр Данильсон рассказывает, как обычно проходили такие встречи:

- Конечно, у нас были свои наработки, продуманный список тем, но при этом мы старались гибко реагировать на все, что происходило в жизни ребят. Например, в этот день случился какой-то конфликт или возникли неприятности в школе. Мы потихоньку начинаем раскручивать эту тему, попутно разговаривая о том,  как стоит вести себя с учителем, а как нет. Действительно ли «она не права», или это был адекватный ответ на какую-то агрессию школьников? 

Такая схема, на мой взгляд, оптимальна, потому что этим ребятам скоро выходить во взрослую жизнь, где надо не только найти свое дело, но и уметь контактировать с людьми, быть дипломатичными, искать разумные компромиссы, а для этого уметь слушать и слышать,

— заключил Александр.

В жизни старшеклассников те взрослые, которые с ними работают (учитель, психолог, тренер и другие) нередко вынуждены вести себя, как циркачи на арене: и так стараясь преподнести информацию, и так… А подростки, как зрители, пассивно наблюдают, слушают, оценивают. Если им становится скучно или услышанное не убеждает, они либо закрываются, либо уходят со словами: «Надоело это все…». А когда ты отталкиваешься от их потребностей, как бы становишься рядом с ними и стараешься увидеть ситуацию их глазами, чтобы проанализировать и уже со своей взрослой позиции правильно ее оценить и обсудить с ними, тогда они слышат.

Круг тем, которые обсуждаются на таких еженедельных встречах, довольно широк: от вреда различных зависимостей до мотивации к обучению, получению профессии и создания семьи. Александр отметил, что главные темы остаются те же, как бы ни менялись времена: система детских домов и развитие семейного проживания. Каждый подросток, в свое время оставшийся без попечения родителей, даже если он теперь живет в замещающей семье, хочет знать свои корни: кем были его родители, почему так сложилась их и его судьба, почему он оказался в доме ребенка или приюте, и надо ли теперь, когда он почти стал взрослым, искать контакт и поддерживать отношения с кровными родственниками.

«Несмотря на то, что в последнее время этой теме уделяют очень много внимания и психологи, и приемные родители, но, видимо, все же, дети получают ответы не на все вопросы, которые их волнуют. 

Я для них - человек со стороны. Я не сотрудник учреждения, в котором они находятся, и не родитель; это позволяет им быть со мной в чем-то более откровенными,

— говорит Александр Данильсон. 

Кроме темы своей личной истории многие подростки хотят обсуждать межличностные отношения и тему своего будущего. Как у всех молодых людей, у них немало сомнений и даже опасений: как все сложится, буду ли я кому-то нужен? Специалисты отмечают, что, с одной стороны, у них много фантазий «как я буду счастливо жить»  при отсутствии понимания, как это сделать, какие усилия надо приложить; а с другой - пофигизм и пессимизм: «меня ничего хорошего не ждет, все равно ничего не получится...»

Подростковая группа, участвовавшая в группе сопровождения в прошлом году, состояла исключительно из парней и была стабильной (никакой текучки), поэтому ее участникам было проще откровенно обсуждать сложные темы и нюансы. Группа же этого года в «Теплом доме» динамично менялась: одни подростки приходили, другие уходили, потому что учреждение работает как центр реабилитации, куда дети из семей поступают на какое-то время, а потом возвращаются домой. Также неоднороден оказался возрастной (от 12 до 20 лет) и гендерный состав. Это в чем-то осложнило работу психологов, но и дало ценный опыт сторонам.

- С подростками важно быть откровенным, если хочешь, чтобы и тебе в ответ не лгали, не лукавили. Конечно, очень помогает хороший контакт с коллективом центра, который хорошо знает этих ребят. Мне очень помогало в работе взаимопонимание с сотрудниками «Теплого дома», - продолжает Александр. - Приходя по вторникам на встречи, я узнавал все новости, все радости и печали и, заходя в комнату, где мы общаемся с ребятами, уже знал, как себя держать и о чем говорить. Зная о конфликте, к примеру, я могу рассказать им о какой-то похожей ситуации из своей жизни и, уловив настроение аудитории, постепенно вывести их на серьезный разговор. По большому счету, задача этой программы – помочь выпускникам в адаптации. Если они будут уметь разбираться в своих чувствах, уметь понимать мотивы поступков других людей, это им очень поможет в жизни.

Точно могу сказать, что смысл в такой групповой работе есть; это отмечают и сами ребята, участники проекта, и сотрудники центра. У подростков есть острая потребность поговорить с человеком со стороны. Назовем его «значимым взрослым». В этом отношении приходящий психолог – лучший вариант. И, конечно, очень хорошо, когда такое общение не кратковременное, а длительное. Работа психолога имеет накопительный эффект, это уже не раз проверено на других наших программах. Зернышки, правильно заложенные в землю, непременно дадут всходы. Для меня важно стать тем самым человеком, которого кто-то из этих парней или девчонок  вспомнит и через десять лет, и скажет: «Точно! Мне Сан Саныч еще тогда говорил…»